Александр Усков, генеральный директор ЗАО «Фирма “Август”»: Выбор в свою пользу

0 300

Беседовала Ольга Рогачева

Ни для кого не секрет, что хороший урожай зависит от многих факторов. Если на погодные условия сельхозпроизводитель повлиять не в силах, то выбор технологии возделывания той или иной культуры, семенного материала, минеральных удобрений и средств защиты растений полностью зависит именно от него. При этом качество последних трех составляющих имеет решающее значение.

Известно, что применение эффективных средств защиты позволяет практически свести к нулю потери урожая от различных сорных растений, болезней либо вредителей. Поэтому данные продукты крайне необходимы сельхозпроизводителям и очень востребованы на рынке. Однако нередко аграриев отпугивает их довольно высокая цена, чем пользуются недобросовестные предприниматели. Александр Усков, генеральный директор ЗАО «Фирма “Август”» — крупнейшей российской компании по производству и продаже химических средств защиты растений для сельскохозяйственного производства, подробно рассказал не только об итогах развития компании за прошедший год, но и об одной из главных проблем рынка и возможных способах ее решения.

— Как развивался в прошлом году российский рынок средств защиты растений?

— В целом 2016 год был неплохой: объемы продаж компании «Август» выросли примерно на 30 процентов, и сам рынок демонстрировал устойчивый рост во всех направлениях. Примечательно, что наибольший прирост, как и в прошлом году, показали фунгициды — производство этих препаратов увеличилось на 50 процентов. На мой взгляд, в 2017 году рынок СЗР продолжит свое развитие, причем наиболее активно будет расти именно направление фунгицидов. Это связано с тем, что многие агропредприятия из Сибири, не применявшие в этом году подобные препараты, потеряли значительную часть урожая из-за ржавчины. Поскольку болезнь никуда не уйдет с полей, то в следующем году сельхозпроизводители предпочтут не рисковать. Поэтому компания планирует наращивать производство как фунгицидов, так и других средств защиты.

— По итогам 2015 года доля компании на российском рынке составляла 18–20 процентов. Как планируется увеличить этот показатель в будущем?

— Достаточно трудно строить планы и добиваться высоких результатов, пока в нашей стране не принят на законодательном уровне порядок ввоза агрохимической продукции. Конечно, существует старый закон о средствах защиты растений, принятый еще в 90-х годах, однако он уже не соответствует действительности. При этом отсутствует четкий и жесткий контроль над ввозом на территорию России товаров агрохимии.

Наша компания производит все продукты только из высококачественного сырья, из-за чего по стоимости они значительно дороже, чем, например, китайские. Вообще, с товарами из Поднебесной трудно конкурировать по цене любому честному производителю. В то же время практически все препараты, ввозимые сегодня из Китая, — контрафакт. По документам это может быть зарегистрированный в нашей стране продукт, а по своему составу он будет сильно отличаться от лицензированного, поскольку в КНР при производстве используются совершенно иные рецептуры. Действующие вещества могут и совпадать, но они обычно составляют лишь малую часть от того, что находится в канистре.

Также многие известные на рынке средств защиты растений компании выпускают продукты широкого спектра действия, используя при этом практически все действующие вещества, существующие на рынке. Однако источником сырья для них на 70 процентов выступает именно Китай, который за 25 лет стал мировой фабрикой по выпуску доступных компонентов для агрохимической продукции, во многом за счет более дешевого строительства самих производств.

— Какой же процент ввозимых из Китая продуктов можно признать контрафактными?

— Наша компания тесно сотрудничает с Китайской ассоциацией производителей средств защиты растений. По их мнению, примерно половина поступающих из КНР в Россию товаров производится нелегально. Безусловно, подобная форма изготовления делает продукцию в разы дешевле, ведь отсутствует необходимость тратиться на различные разрешения, организацию производства согласно определенным требованиям и нормам, на охрану окружающей среды, новые исследования и так далее. По нашим же оценкам, контрафактом можно признать почти 100 процентов поступающей из Китая агрохимии, поскольку по факту зарегистрированный товар и ввозимый — два совершенно разных продукта.

Однако российские сельхозпроизводители тоже практически не несут ответственности за качество производимой продукции, в том числе за остаточные количества пестицидов. Они приобретают контрафактную агрохимию, соблазнившись привлекательной ценой, используют ее при выращивании, к примеру, подсолнечника, а после его переработки пытаются выйти на международный рынок. Конечно, им отказывают, поскольку в продукте остаточное количество пестицидов превышает допустимые нормы. В результате такое подсолнечное масло попадает на российские прилавки, а чистое и безопасное идет на экспорт.

— Каким образом, на ваш взгляд, можно с этим бороться?

— В первую очередь, при ввозе любого товара в нашу страну должны проверяться два момента: соответствие большому количеству качественных параметров, включающих не только наличие действующего вещества, и заявленным при регистрации требованиям. Другой важный нюанс — ввозить препарат в нашу страну должен только тот, кто его зарегистрировал, а не любая другая компания. При этом иметь право на регистрацию может именно то предприятие, которое самостоятельно производит тот или иной продукт, имеет лабораторию, в которой он был создан. Это необходимо, потому что пока одни компании проводят масштабные исследования и разработки, нечестные предприниматели представляют их препарат под видом собственного для регистрации и впоследствии ее получают. Потом под видом качественного и лицензированного товара уже ввозится контрафакт.

Сегодня проблема состоит также в том, что практически отсутствует контроль со стороны государственных органов. При регистрации компания проходит проверку Роспотребнадзора и Росприроднадзора, целый ряд испытаний в учреждениях Министерства сельского хозяйства РФ, а на границе из контролирующих органов – только таможня, проверяющая продукт исключительно на соответствие по действующему веществу.

— Получается, таким предприятиям нет необходимости проводить испытания и сертификацию?

— Формально они тоже этот процесс прошли. Разница в том, что в России можно приехать непосредственно на опытное поле или производство и провести необходимые проверки, а в случае Китая все исследования и разработки только на бумаге. Более того, на наших предприятиях на каждую выпущенную партию любого продукта в лаборатории есть арбитражная проба, без которой ни один товар не выйдет за стены завода, пока не будет соответствовать заявленным параметрам по качеству, а для продукции из Китая ничего подобного не требуется.

Все названные государственные и законодательные недоработки и привели к тому, что на российском рынке большое количество контрафактной агрохимии, которая попадает в сельхозпродукцию и на прилавки. Остаточные количества пестицидов могут проявиться и в зерне, что негативно отразится на объемах его экспорта.

— Какие еще проблемы существуют на рынке средств защиты растений помимо контрафакта?

— Это основной фактор, мешающий всем компаниям и рынку в целом. Сегодня российские предприятия обладают всеми ресурсами и производственными мощностями для полного обеспечения потребностей российских сельхозпроизводителей в агрохимической продукции по всем полевым культурам. Однако китайская продукция совместно с некоторыми европейскими организациями теснит российских производителей — за последние два года доля отечественных компаний на рынке снизилась до 43–45 процентов. При этом для ограничения ввоза некачественной продукции на наш рынок не требуются дополнительные финансовые затраты — в основном это организационный вопрос.

— Компания «Август» начала реализацию проекта строительства нового завода в Республике Татарстан. Почему было решено возводить объект именно там?

— В этом регионе расположена особая экономическая зона «Алабуга», что уже само по себе предполагает прекрасные условия для реализации проекта промышленного производства — льготы по налогу на прибыль, специальный режим уплаты НДС и другие. Помимо этого, компании была предложена земля с уже проведенными коммуникациями, что существенно сокращает сроки строительства и его конечную стоимость, и другие приятные бонусы.Новый завод станет одним из крупнейших производственных предприятий компании. Он будет выпускать 15,8 млн литров препаратов в год, что составит примерно 40 процентов от общего объема изготавливаемой нами продукции.

— Ваша компания ориентирована только на крупные предприятия?

— Мы работаем с различными компаниями, в том числе с мелким и средним бизнесом. Ежегодно закладываемые многочисленные опыты по тем или иным препаратам на различных культурах, подведение их итогов и подсчет экономики позволяют предприятию любого уровня подобрать оптимальный и наиболее выгодный продукт. При этом аграрий не просто приобретает средства защиты растений, он получает саму технологию выращивания той или иной культуры, включающую и методику обработки почвы, и используемую сельхозтехнику, и рекомендации по срокам и способам внесения различных защитных препаратов. Поэтому получить хороший урожай возможно только при соблюдении всех элементов технологии и при условии приобретения агрохимической продукции непосредственно у компании-производителя либо ее официальных дилеров. Ведь выгода при покупке некачественного или контрафактного препарата сомнительна, поскольку использование подобных товаров негативно отразится на качестве урожая, который в будущем не получится продать.

 

Подписаться на статьи

Наши новости
Cпециальные предложения
Cобытия и конференции

 Velenta_240x400_VL_4     



  • TeeJet_UniPilot_240x400_030117

Яндекс.Метрика

© 2013 Агробизнес. Ежедневное интернет-издание о новом поколении предпринимателей. Использование материалов Агробизнеса разрешено только с предварительного согласия правообладателей. Все права на картинки и тексты в разделе Новости принадлежат их авторам. Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет.