Энтони Ван Дер Лей, вице-президент Ассоциации производителей сельхозтехники Германии VDMA, управляющий директор фирмы Lemken: На общем пути

0 179

Беседовала Анастасия Кирьянова

На протяжении многих лет европейский рынок сельскохозяйственных машин считается одним из наиболее развитых, в связи с чем некоторые эксперты предполагают, что он практически достиг пределов своего роста. В то же время в России данное направление стало активно развиваться только в последние несколько лет, и перспективы его становления оцениваются по-разному. Энтони Ван Дер Лей, вице-президент Ассоциации производителей сельхозтехники Германии VDMA, управляющий директор фирмы Lemken, дал свою оценку складывающейся сегодня ситуации в отраслях сельхозмашиностроения Европы и России, рассказал о тенденциях и перспективах развития данных направлений, а также о новых технологических разработках, которые все шире используются во всем мире.

— Как вы можете оценить ситуацию на европейском рынке сельхозтехники? Какие тенденции сегодня для него характерны?

— В Европейском союзе данный рынок в течение 2014–2016 годов сокращался. Несмотря на эту неблагоприятную ситуацию, в некоторых странах, например в Великобритании, Румынии или Болгарии, отрасль сельхозмашиностроения развивалась стабильно и даже продемонстрировала небольшой рост. С начала 2017 года наблюдается значительное восстановление практически всех ведущих европейских рынков сельхозтехники — в Германии, Италии и даже в Польше, где в данном направлении фиксировалось существенное падение в 2015–2016 годах. Положительная тенденция частично обусловлена развитием животноводческого сектора, где цена на молоко выросла на 70 процентов в течение одного года. Постепенно растет спрос на тракторы, навесное оборудование, в частности, сеялки, опрыскиватели и их комплектующие.

— Какова, по вашему мнению, ситуация на российском рынке сельскохозяйственной техники сегодня, и является ли он перспективным? Какие изменения произошли за последние два года?

— Компании — члены ассоциации успешно работают на многих растущих рынках высокопроизводительной техники в различных странах — Украине, Республике Казахстан, Китае, государствах Южной и Восточной Африки. Однако одним из наиболее привлекательных для западных брендов остается российский рынок. Он обладает значительной емкостью, которая в некоторых сегментах немного растет, и огромным потенциалом. Пока платежеспособность сельхозпроизводителей в России остается на низком уровне, но уже наметились признаки постепенного улучшения данной ситуации. Согласно официальному заявлению Министерства сельского хозяйства РФ, в текущем году будет собрано 100–105 млн т зерна, хотя предположения многих аналитиков более радужные — ожидается порядка 115–130 млн т. Подобные прогнозы вселяют оптимизм относительно перспектив развития российского рынка сельхозтехники в ближайшем будущем.

Одно из главных изменений в данном направлении за последние два года — увеличение рыночной доли российских производителей аграрных машин. На мой взгляд, их дальнейший успех зависит от того, насколько восприимчивыми они окажутся к глобальным промышленным и технологическим трендам. Мировой опыт показывает, что наибольшего успеха добиваются те компании, которые сумели найти свое место в международных производственных цепочках, вместо того чтобы стремиться производить абсолютно все самостоятельно.

— Какие сходства и различия характерны для европейского и российского рынков сельхозмашиностроения?

— В России сельскохозяйственные предприятия в целом гораздо больше по размеру, чем в Европе, поэтому нагрузка на сельхозтехнику в них намного выше. В этом контексте особое значение для российских аграриев приобретает надежность используемых ими машин. Продукция всех членов Ассоциации VDMA успешно прошла множество практических испытаний, и многие компании располагают линейками агрегатов, предназначенных специально для работы в непростых условиях. Не менее важны для российского и европейского агрария качественный современный сервис и поставки запчастей, что также могут предложить многие мировые производители аграрных машин. Существенное отличие европейского рынка от российского — больший уровень оснащенности значительной части сельскохозяйственной техники различными электронными устройствами, которые повышают эффективность агрегатов и облегчают работу аграриев.

— С какими общими проблемами приходится сегодня сталкиваться российским и европейским сельхозпроизводителям?

— Постепенно различные риски и рабочая нагрузка на аграриев возрастают во всем мире. Значительно осложняют ведение сельского хозяйства аномальные погодные условия, которые стали почти привычными для большинства сельхозпроизводителей. Частично с подобными ситуациями и связанными с ними рисками помогает справляться высокопроизводительная и качественная техника. Например, некоторые компании предлагают машины, способные осуществить посев или уборку урожая в течение очень короткого периода времени.

Другая проблема, характерная как для российских, так и для европейских аграриев, — громоздкое регулирование сельскохозяйственной отрасли, что становится настоящим бременем для фермеров, ведь все процессы должны соответствовать правовым нормам. Немного облегчить нагрузку и снизить негативное воздействие техники на окружающую среду позволяют различные современные электронные устройства.

— Каким образом ваша организация поддерживает производителей техники в их продвижении в других странах?

— Ассоциация VDMA Agricultural Machinery предоставляет своим членам подробную информацию о ведущих рынках сельскохозяйственной техники по всему миру, а также помогает компаниям отстаивать свои интересы. Ни для кого не секрет, что государственные структуры в различных странах нередко создают барьеры для иностранных производителей аграрных машин, игнорируя при этом потребности собственного сельскохозяйственного сектора. Важная роль нашей организации заключается в обеспечении открытого обсуждения подобных вопросов с целью поиска разумных компромиссов. В России Ассоциация также участвует в дискуссии по разработке критериев локализации и технических регламентов. В целом мы поддерживаем идею осуществления сборки или производства техники наших членов на крупнейших рынках, каким является Россия, однако данный процесс должен быть экономически оправданным. При этом, по моему мнению, локализованные иностранные бренды должны получать равноправные с местными компаниями права. Еще одним направлением нашей деятельности является участие в организации конференций, B2B-встреч и отраслевых экспозиций, например выставки «Агросалон» в Москве.

— Как влияет нынешняя политическая ситуация на планы европейских производителей, работающих в России?

— Рынок сельхозтехники напрямую был слабо затронут взаимными санкциями ЕС и России. Более того, российский запрет на импорт продовольствия и последующий бурный рост сельского хозяйства в стране создали более высокий спрос на аграрные машины, в том числе иностранного происхождения, а также сделали данный рынок еще более привлекательным во всех сегментах.

Однако за последние два года общие политические настроения в России изменились в сторону большей закрытости и меньшей расположенности к международному сотрудничеству. Мы видим, что российская промышленная политика стала более протекционистской в части поддержки местных производителей, что несет риски консервирования рынка и неизбежного последующего технологического отставания. В июле этого года Правительство РФ приняло Стратегию развития сельскохозяйственного машиностроения на период до 2030 года, согласно которой будущее западных производителей представляется туманным. На мой взгляд, данный документ как раз служит цели консервирования рынка, а не дальнейшего становления производства сельхозтехники в этой стране. К примеру, в Стратегии ничего не говорится о локализации иностранных брендов на территории России, инструментах трансфера технологий и вообще какого-либо сотрудничества между российскими и зарубежными компаниями для обмена техническими и технологическими достижениями, создания местных производств и развития компонентной базы.

— Несмотря на подорожание валюты, увеличение стоимости импортной техники, объем поставок в Россию зарубежных сельхозмашин остается на достаточно высоком уровне. С чем это связано, на ваш взгляд? Сохранится ли данная тенденция?

— Основная причина большого объема импорта сельскохозяйственной техники в Россию — высокое качество машин и оборудования, выпускаемых западными брендами, и низкие цены, предлагаемые азиатскими компаниями. При этом наблюдается устойчивая привязанность российских аграриев именно к европейской технике, хорошо известной своей высокой производительностью, надежностью и хорошим сервисом. Более того, в некоторых сегментах, например агрегаты для уборки свёклы, полностью отсутствуют местные аналоги, поэтому спрос на подобное оборудование нельзя назвать эластичным по отношению к макроэкономическим условиям.

Одна из тенденций, характерных сегодня для российского рынка сельхозтехники, — создание западными брендами местных предприятий в России, благодаря чему европейские аграрные машины становятся ближе к конечному покупателю. По моему мнению, данная тенденция продолжится в будущем, и чистый импорт постепенно будет уступать место локализованным производствам иностранных компаний на территории России при наличии благоприятной промышленной политики и хороших экономических условий. Данный процесс является взаимовыгодным для всех участников рынка, однако инвесторы нуждаются в поддержке государства, которая далеко не всегда им предоставляется.

— По некоторым данным, экспорт российской сельхозтехники в первом полугодии 2017 года увеличился в 1,5 раза. На ваш взгляд, что способствовало достижению подобного результата? Каковы ваши прогнозы по дальнейшему наращиванию поставок аграрных машин из России?

— Основная причина значительного увеличения российского экспорта — девальвация национальной валюты, что повысило конкурентоспособность данной сельхозтехники на внешних рынках. Действительно, сегодня цены на аграрные машины российского производства довольно привлекательны, что позволяет их компаниям-изготовителям успешно конкурировать с азиатскими брендами на многих мировых рынках. При этом Стратегия развития отрасли сельхозмашиностроения до 2030 года, принятая недавно Правительством РФ, ставит амбициозные цели в плане повышения объемов экспорта в ближайшие годы. Безусловно, мы поддерживаем подобный подход, однако не следует забывать о том, что спрос на сельскохозяйственную технику внутри России до сих пор полностью не удовлетворен, поэтому мы считаем, что внутренний рынок также дает достаточно возможностей для развития.

— Какие новые технологические разработки в отрасли сельхозмашиностроения ведутся сегодня в Европе и мире?

— Industry 4.0, или четвертая промышленная революция, — не просто абстрактное понятие для европейских производителей сельскохозяйственной техники. В рамках данного проекта уже существуют различные электронные и цифровые решения, например системы автоматического управления и включения секций, позволяющие аграриям значительно повышать эффективность производства и экономить ресурсы. Сейчас в центре внимания сельхозмашиностроительной отрасли также находятся дистанционные технические и сервисные решения, уже хорошо себя зарекомендовавшие в области аэрокосмической промышленности. Так, сельхозпроизводитель, не выходя из дома или собственного кабинета, имеет возможность дистанционно управлять различными агротехнологическими процессами, а сотрудники сервисного центра могут устранять технические проблемы на конкретной машине, находясь в головном офисе компании. Другая тенденция — повышение мощности тракторов и самоходных комбайнов с целью удовлетворения потребностей крупных фермерских предприятий и агрохолдингов.

— На ваш взгляд, каковы перспективы развития европейского рынка сельхозтехники?

— По сравнению с Россией рынок аграрных машин в Европе намного более стабилен. Конечно, существуют периоды роста и спада, но в целом колебания находятся обычно в пределах 10 процентов. Поэтому перспективы европейского рынка в целом оптимистичные, несмотря на некоторые неопределенности, например Brexit. При этом ведущие производители Европейского союза активно работают в развивающихся странах, и в этом направлении я действительно вижу хорошие перспективы для дальнейшего роста. Конечно, разные рынки нуждаются в адаптированных под них технических решениях, но общая тенденция для большинства государств заключается во все меньшей доступности земли и стремительном росте населения. Адекватным ответом на подобные явления может быть только повышение урожайности, чего возможно достигнуть лишь при использовании современных высокопроизводительных и качественных машин.

— Как вы оцениваете перспективы роста и развития российской отрасли сельхозмашиностроения?

— Некоторые производители аграрных машин в России справились с поставленными задачами и сумели модернизировать ассортимент своей продукции, а также улучшить ее качество. Благодаря мощной поддержке Правительства РФ они увеличили свою долю на внутреннем рынке, при этом некоторые компании имеют хорошие шансы для дальнейшего развития в экспортном направлении, и я поддерживаю этот путь. Если предприятие располагает конкурентоспособным продуктом, то оно рано или поздно станет успешным по всему миру. Со временем российские производители сельскохозяйственной техники получат опыт работы на глобальных рынках и смогут воспользоваться преимуществами, которые дает свободная торговля. После этого они поймут, что справедливые условия игры и равное обращение — базовое условие для ведения успешного бизнеса.

Подписаться на статьи

Наши новости
Cпециальные предложения
Cобытия и конференции

баннер на сайт 2

© 2013 Агробизнес. Ежедневное интернет-издание о новом поколении предпринимателей. Использование материалов Агробизнеса разрешено только с предварительного согласия правообладателей. Все права на картинки и тексты в разделе Новости принадлежат их авторам. Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет.