Agro_evrohim_VL_3

Евгений Корчевой, гендиректор РАПС«Росагромаш», и Константин Бабкин, владелец завода «Ростсельмаш»: о санкциях и российском эмбарго

0 1040

Беседовала Анастасия Кирьянова

Введенный Правительством России запрет на ввоз сельхозпродукции и сырья из ряда стран — членов ЕС, США и некоторых других государств был поддержан большинством населения страны. Однако не все жители россии уверены в положительном влиянии санкций.

В связи с введенным эмбарго у многих агропроизводителей и потребителей возник ряд вопросов и опасений насчет наличия и доступности сельхозтоваров, роста цен на них, а также развития АПК страны в целом. На актуальные вопросы фермеров, пришедшие в редакцию журнала, ответили Евгений Корчевой, генеральный директор Российской ассоциации производителей сельхозтехники «Росагромаш», и Константин Бабкин, владелец завода «Ростсельмаш», президент ЗАО «Новое содружество» и ассоциации «Росагромаш».

Как отразились введенные Россией санкции на аграрном и продовольственном рынке страны?

Е. К.: — Пока санкции никак не повлияли на наш рынок, но у многих специалистов уже есть предположения, как они должны будут на нем отразиться. Некоторые считают, что благодаря запрету создастся благоприятная основа для развития сельского хозяйства России, поскольку большой импорт мешает росту собственного сельхозпроизводства и грозит отсутствием продовольственной безопасности. В условиях сложившейся экономической ситуации главное — не допустить переориентирования поставки товаров из других стран, в отношении которых не были применены ответные санкции со стороны России.

Однако сам по себе скачок отечественного сельского хозяйства не может произойти. Для этого необходимо решить ряд важных задач. В первую очередь должны быть определены гарантированные цены на урожай сельхозпроизводителей. Аграрии до сих пор не знают, по какой минимальной цене они смогут продать урожай, если его вырастят. Поэтому фермеры обоснованно опасаются ситуации перепроизводства, когда цена на продукцию упадет, и реализация товара не окупит затраты на его изготовление.

Еще одна важная сегодня задача — наладить экспорт, несмотря на то, что наша страна ограничила импорт. Необходимо, чтобы в России всегда производство превышало внутреннее потребление. Запас в виде экспорта собственного продовольствия всегда можно направить на нужды государства. Если этого не сделать, рост сельхозпродукции и развития сельского хозяйства не начнется, а цены станут резко повышаться.

Также необходимо развивать адресную поддержку малоимущих слоев населения, то есть тех людей, у которых доход ниже прожиточного минимума. Только по данным официальной статистики, таких людей около 20 процентов. Они должны получать гарантии от правительства по обеспечению качественным российским продовольствием минимального набора. Только при решении этих задач введенные санкции действительно дадут толчок развитию сельского хозяйства страны.

Какие меры поддержки отечественных сельхозпроизводителей были приняты, и какие планируются? Каким образом они помогут улучшить ситуацию на аграрном рынке?

Е. К.: — Существуют государственные программы поддержки сельхозпроизводителей, введенные несколько лет назад и особенно актуальные после российских санкций. В 2013 году в результате вступления в ВТО Россия перешла на систему погектарных субсидий — выплат из расчета на 1 га посевных площадей. Однако, по отзывам самих сельхозпроизводителей, это минимальные суммы. Если сравнивать с ЕС, то уровень субсидий, выплачиваемый на 1 га обрабатываемой площади, отличается в несколько десятков раз. Введенная мера хорошая, но надо увеличивать объем погектарной поддержки. Также государство начало субсидировать банки, чтобы те давали льготные кредиты сельхозпроизводителям. Мера, с одной стороны, правильная, потому что аграриям нужны дешевые кредиты, с другой стороны, к поддержке сельского хозяйства она никакого отношения не имеет, потому что таким образом государство в большей степени поддерживает неэффективную банковскую систему. Необходимо снижать кредитную ставку в стране, чтобы она была на уровне 5–7 процентов, и не делать никаких выплат на субсидирование процентных ставок. Также еще с прошлого года заработала такая мера, как субсидирование производства сельхозтехники в размере 15 процентов. Это позволило значительно увеличить показатели в этой сфере. Но средства на эту программу и объем субсидий тоже надо увеличивать и тем самым развивать производство.

Могут ли санкции привести к насыщению российского рынка продукцией из Китая и стран Латинской Америки?

Е. К.: — В этих странах хорошие климатические условия и есть поддержка государством развития сельского хозяйства и экспорта. Поэтому они могут стать серьезными конкурентами для российского производителя. Это главный риск, который видят сейчас все специалисты. Санкции введены только на год. Это очень маленький период для стратегических решений и для инвестиций в сельское хозяйство. По официальным данным, 25 процентов всего продовольствия составляет импорт. На самом деле, по экспертным оценкам, эта цифра составляет 50 процентов от всего объема сельхозсырья и продуктов, из которых около 25 процентов — импортное мясо. Если с каждым годом эта цифра будет уменьшаться хотя бы на 10 процентов, то это будет огромный рывок для сельского хозяйства. Но пока ценовая политика новых стран-импортеров может быть любая, в том числе и демпинговая.

В Минпромторге заявляли, что эмбарго сильно не повлияло на повышение цен. Однако в некоторых регионах страны потребители начали говорить о существенном повышении стоимости мясных и молочных продуктов. С чем это связано?

К. Б.: — Действительно, в стране отмечается увеличение стоимости продуктов — цены на молоко, мясо кур, свинину и говядину повысились в среднем на 5–10 процентов. В некоторых регионах эти цифры существенно выше. Однако повышение стоимости в последнюю очередь связано с введением санкций. В себестоимости продуктов исходное сырье составляет только 10 процентов. Для потребителя цена складывается из затрат на логистику, налогов, которые платят как производители, так и продавцы, процентной банковской ставки, рисков от нападений рейдеров или неправомерных действий госорганов. Все это в совокупности приводит к тому, что в стране товары на прилавках стоят значительно дороже, чем они должны стоить. Только в этом году Центробанк повышал ставку два раза. Это привело к значительному подорожанию кредитов, а в нашей стране почти все сельхозпроизводители имеют кредиты. Поэтому аграрии стали дороже продавать свою продукцию. Государство повышало налоги в этом году три раза. Сейчас еще планируется ввести 15-процентный налог с продаж. Конечно, этот процент будет заложен в отпускную цену, и в дальнейшем все товары подорожают еще на 15 процентов.

Меры защиты рынка от импорта сыграли минимальную роль в ценообразовании. В целом политика правительства сейчас остается неблагоприятной для производителей, от чего страдает и потребитель. Поэтому предпосылок возвращения цен к исходному уровню нет.

После введения эмбарго и обещаний правительства поддержки российских аграриев многие из них стали активно расширять свой бизнес и увеличивать объемы производства. Что будет после отмены эмбарго, когда эти импортные продукты снова поступят на наш рынок?

К. Б.: — После введения санкций количество инвестиций в сельское хозяйство возросло, однако их массовый приток пока не произошел. Никто не дает гарантии, что эта положительная политика со стороны государства будет продолжаться и через год, когда санкции будут отменены и продолжится дружба с Западной Европой, ради которой пожертвуют интересами нашего сельского хозяйства. Поэтому стране необходима долгосрочная политика, нацеленная на развитие производства в целом. Для этого нужно не повышать налоги, а снижать, не увеличивать процентные ставки, а уменьшать, вводить не просто санкции на один год, а принимать законы, которые обеспечат равные условия конкуренции между российскими и зарубежными производителями на долгосрочной основе.

Чем грозят санкции США и странам Европы? Будут ли их потери существенными?

К. Б.: — Около 55 процентов наименований экспорта из Америки оказались под запретом. Министерство сельского хозяйство США предполагает, что потери страны составят порядка 715 млн долларов. По оценкам экспертов, ущерб европейских аграриев от ответных санкций оценивается в 7 млрд евро. Эта сумма не критична в отношении Европейского союза в целом. Однако эмбарго больно ударит по некоторым странам ЕС.

Все введенные санкции, как российские, так и против нашей страны, наносят больший ущерб именно странам Западной Европы. Сегодня существует мнение, что есть некая сторона, которая давит на ЕС и рекомендует запретить экспорт сельхозтехники в Россию. Отрасль европейского сельхозмашиностроения в некоторой панике, потому что они сделали массу инвестиций, для того чтобы закрепиться на российском рынке. Если ЕС отторгнет Россию как рынок сбыта для своих производителей, то это будет, в первую очередь, удар по интересам европейских производителей сельхозмашин.

В случае эскалации конфликта и продолжения санкционной политики пойдет ли Россия на запрет европейских семян и сельхозтехники? Стоит ли компаниям-производителям и аграриям этого опасаться?

К. Б.: — Опасаться запрета на ввоз семян и техники не стоит. Если импорт из Америки и Европы будет ограничен, то существует немало других стран, где можно купить семена. Основными видами сельхозтехники страна сама сможет себя обеспечить. Машиностроение для животноводства в России не очень развито, но найдется большое количество желающих расширить свое производство и наладить рынок сбыта в России.

 

Подписаться на статьи

Наши новости
Cпециальные предложения
Cобытия и конференции

баннер на сайт 2
Яндекс.Метрика

© 2013 Агробизнес. Ежедневное интернет-издание о новом поколении предпринимателей. Использование материалов Агробизнеса разрешено только с предварительного согласия правообладателей. Все права на картинки и тексты в разделе Новости принадлежат их авторам. Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет.