Роман Костюк, гендиректор Национального союза производителей говядины: Работа на опережение

0 669

Беседовала Анастасия Кирьянова

Сейчас АПК по праву считается одним из драйверов российской экономики, и перспективное направление его дальнейшего развития — наращивание экспортного потенциала. Однако не все отрасли сельского хозяйства демонстрируют устойчивый рост — в мясном скотоводстве по-прежнему сохраняется ряд проблем, тормозящих его развитие.

По мнению многих специалистов, мясное скотоводство в условиях качественного роста поголовья и освоения территорий является колоссальным дополнительным импульсом для развития других направлений экономики и способно вовлечь в оборот крупные массивы земель, а также обеспечить самозанятость населения страны на основе малого предпринимательства и кооперации. Однако для реализации подобных целей необходимо проводить коренные качественные изменения в самой отрасли. Роман Костюк, генеральный директор Национального союза производителей говядины, рассказал о том, каким образом развивается сегодня мясное скотоводство в России, каких успехов удалось достичь в этом направлении, а также о тормозящих развитие отрасли проблемах и предложениях союза по изменению сложившейся ситуации.

— Как развивалось мясное скотоводство в прошлом году? Какие итоги можно подвести?

— По данным Единой межведомственной информационно-статистической системы, в ноябре прошлого года в нашей стране было произведено 27,3 тыс. т говядины, включая субпродукты, что на 4,4 процента больше, чем в аналогичный период 2015 года. Всего за 11 месяцев 2016 года было изготовлено почти 263,3 тыс. т продукции КРС с субпродуктами, в то время как в предыдущий год этот показатель составлял 243,96 тыс. т. При этом с 2008 года по 2016 год совокупный выпуск продуктов мясного скотоводства увеличился в восемь раз, и уже составляет 16 процентов от производства всей говядины, изготавливаемой в стране, с учетом мяса от молочных пород. Вообще, в последние два года отрасль получила новый импульс для дальнейшего развития. Изменение курса валют и введение российских ответных санкций стали естественным барьером от импортных поставок говядины, что упростило процесс замещения отечественной продукцией. За этот период были введены в строй и запущены крупные перерабатывающие комплексы и откормочные площадки, что резко увеличило спрос на молодняк специализированного и помесного скота. Сейчас для отечественных переработчиков открылись экспортные возможности поставок своей продукции. Несмотря на подобные достижения, темпы сокращения дефицита мяса крупного рогатого скота от специализированных мясных пород оставляют желать лучшего. При формальном достижении всех показателей скотоводства, указанных в отраслевой Программе развития сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013–2020 годы и ее подпрограммах, в этом направлении остается ряд вопросов и проблем.

— Некоторые аналитические компании по итогам года отмечают снижение поголовья КРС. На ваш взгляд, с чем это связано?

— Действительно, подобная тенденция наблюдалась в прошлом году — общая численность коров упала ниже 19 млн голов. По данным Росстата, на конец 2016 года поголовье крупного рогатого скота в сельскохозяйственных предприятиях всех категорий составляло 18,9 млн голов, что на 300 тыс. голов, или 1,7 процента, меньше по сравнению с соответствующей датой предыдущего года. Однако необходимо отметить, что количество мясного и помесного скота не снижалось. По этим показателям отрасль выполнила установки Программы развития сельского хозяйства, чего нельзя сказать про молочное направление. При этом пока ни одна из подотраслей не может предложить экономически успешную модель широкого применения для положительной динамики развития и увеличения в целом поголовья крупного рогатого скота.

— Каким образом обстоит сегодня ситуация в сфере племенного КРС?

— Вопрос развития племенного дела в нашей стране заслуживает отдельного разговора, и, на мой взгляд, изменения в данной области со временем обязательно наступят. Без сомнения, дальнейшее улучшение ситуации в этом направлении мясного скотоводства важно, однако не является приоритетным, поскольку с налаживанием динамики роста маточного поголовья в целом по отрасли вопросы племенного развития и задачи в других сферах будут обязательно решены.

— Какие проблемы существуют в российском мясном скотоводстве?

— В отрасли наблюдается ряд негативных тенденций, свидетельствующих о необходимости пересмотра самих подходов к развитию данного направления животноводства. Одна из подобных проблем — дисбаланс между производимым товарным поголовьем скота и наличием незаполненных действующих скотомест на откормочных предприятиях. Наращивание маточного стада значительно отстает от созданных мощностей на подобных площадках, что не позволяет осуществлять системный сбор и интенсивный откорм качественного молодняка и приводит к снижению конкурентоспособности ведущих предприятий отрасли. Большое влияние на мясное скотоводство оказывает отсутствие условий для развития инфраструктуры рынка живого скота и административные барьеры, которые ограничивают поставку молодняка для откорма из регионов с развитым пастбищным животноводством на территории, благоприятные для организации промышленного откорма. При этом действующий механизм государственной поддержки не позволяет реализовать потенциал КФХ в качестве массовых производителей живого скота для его последующих поставок в целях дальнейшего откорма. Не менее важная проблема состоит в том, что практикующиеся подходы законченного цикла выращивания и откорма товарного скота в рамках одного среднего предприятия не обеспечивают отраслевую кооперацию в должной мере, что существенно снижает качественные показатели производимой продукции.

— На ваш взгляд, какие меры помогут изменить ситуацию?

— Прежде чем говорить о возможном решении качественного изменения отрасли и преодолении кризиса, необходимо подумать о поиске самой экономической модели и ее привлекательности. По данным Департамента животноводства и племенного дела Минсельхоза РФ, экономическая эффективность существующей модели в мясном скотоводстве сегодня составляет –34,6 процента, и она никак не может стимулировать привлечение инвестиций и сокращать дефицит продукции. Поэтому наш союз при непосредственном участии и руководстве Департамента животноводства и племенного дела Министерства сельского хозяйства России, при поддержке Национальной ассоциации скотопромышленников и Национальной мясной ассоциации разработал интеграционную модель, которая может лечь в основу коренных изменений в отрасли. Она предполагает создание агропромышленного линейного кластера с участием фермерских хозяйств и их кооперацию на инновационной основе. То есть была предложена концепция объединения предприятий на базе глубокой специализации и разделения технологических процессов.

— В чем состоит суть предложенной модели?

— Основная идея кластерного подхода заключается в том, чтобы относиться к развитию территорий с позиций выстраивания на них максимально высокой плотности деятельности с минимальными издержками. Отлично характеризуют модель три определения: глубокая специализация, системный интегратор, или опорный фермер, и вокруг него — линейный кластер мясного скотоводства. Именно эти понятия позволят построить системный стандартизированный, то есть воспроизводимый в разных регионах и масштабах, подход, позволяющий в различных условиях быстро решить задачу создания эффективных фермерских хозяйств на вновь осваиваемых сельских территориях, занятых разведением маточного поголовья КРС по мясному направлению продуктивности. В данном случае принципиальной является роль отраслевого сообщества и интегратора, поскольку последний представляется компанией, которая берет на себя функции диспетчера, оператора, малого селекционного центра, технолога, позволяющего фермерам выстроить свою работу, и продавца, реализующего полученный от хозяйств скот. Подобный подход — прообраз возможного кооператива, который можно создать в будущем, если участники кластера сочтут это необходимым. Ключевая позиция применения кластерного подхода — резкий спрос на основные средства производства, то есть маточное поголовье, и масштабное освоение сельских территорий, включая неудобье для пастбищ.

— Какие преимущества дает организация бизнеса по этой модели?

— Применение подобного подхода позволяет не только успешно решать коммерческие задачи участников линейного кластера, но и путем его экстенсивного развития и улучшения качества жизни сельского населения решать задачи государственного масштаба. На операционном уровне агропромышленный кластер — комплекс мероприятий, направленных на создание и совершенствование процесса эффективного развития социального предпринимательства и занятости на селе, включающего в себя передовые технологии, принципы глубокой специализации и кооперации. Это позволяет снизить тяжелый физический труд и одновременно существенно повысить доходы сельских тружеников, сделав работу в аграрной отрасли технологичной, престижной и привлекательной.

У предложенной бизнес-модели существует несколько особенностей. Первая из них — сервисное сопровождение участников кластера интегратором. Именно это опорное предприятие осуществляет поддержку кормами и ветеринарными товарами, проводит зоотехнический учет и селекционную работу, регулирует специализированную площадку для работы с молодняком, в том числе процесс подготовки ремонтных нетелей. Сама модель помогает реализовать готовую продукцию фермерским хозяйствам-партнерам с площадки кластера, а также обеспечивает формирование бизнеса под ключ благодаря пакетным технологическим, организационным и финансовым решениям в системе контрактационных экономических связей. При этом образовывается сама отраслевая цепочка от кормозаготовки до производства готовой продукции. Она делает востребованными ученых и консалтинговые центры, рождает спрос на программы социальной поддержки и повышает привлекательность отрасли для молодежи.

Можно привести небольшой пример. Параметры одного кластера могут быть примерно равны масштабам одного муниципального района или располагаться в радиусе 50 км вокруг центральной площадки интегратора. Подобная площадь предполагает наличие 40 тыс. га земель и более, что делает возможным размещение на этой территории 15 тыс. голов маточного стада с оборотом в 1,1 млрд рублей в год только от мясного скотоводства. При этом средний размер поголовья у фермера может составлять всего 100–200 голов. Окупаемость зависит от стартовых условий конкретных площадок.

— На ваш взгляд, насколько достижимо внедрение подобной модели в российских реалиях?

— По прогнозам Высшей школы экономики, дальнейшее научно-техническое развитие АПК России в долгосрочной перспективе предусматривает возникновение крупных компаний-интеграторов в аграрном секторе и смежных областях. В будущем будет наблюдаться создание больших холдингов с широкой географией присутствия, внедрение систем интегрированного контроля происхождения и биобезопасности продукции по всей цепочке поставок, включая ветеринарный контроль. В этой связи создание кластеров весьма актуально.

Наш союз проводил работу в различных регионах страны — вТюменской, Томской, Самарской, Смоленской, Калужской, Пензенской, Вологодской, Ярославской областях, Красноярском крае, республиках Мордовия и Башкортостан. Результаты нашей деятельности говорят о том, что предложенная бизнес-модель находит интерес и положительный отклик у руководителей хозяйств, фермеров, чиновников, а также у некоторых крупных финансовых институтов. Пилотной площадкой по созданию подобного проекта может стать любой из регионов России, поскольку практически в каждом из них, особенно в нечерноземной части и северных субъектах, более чем достаточно сельхозземель. К примеру, только на территории Центрального ФО можно разместить порядка 70 кластеров в объеме до одного миллиона голов скота в течение 5–7 лет.

— Каким образом внедрение подобной модели отразится на доступности говядины для населения? Ведь в последние годы уровень потребления этого мяса неуклонно падает в связи с низкой покупательной способностью.

— В этом вопросе следует избавиться от шаблонов и стереотипов. Безусловно, в нашей стране доля потребления населением мяса, тем более говядины, значительно отстает от показателей в других государствах и рекомендованных медицинских норм — вместо необходимых 24–25 кг в год на душу населения в России эта цифра доходит лишь до 15 кг в год. Поэтому низкий уровень потребления мяса россиянами — одна из причин, по которой не следует снижать производственные показатели по говядине. Однако именно невысокая покупательная способность и относительная дороговизна мяса крупного рогатого скота перед другими видами аналогичных продуктов существенным образом формируют данное соотношение. Но другого не следует ждать. Говядина всегда будет оставаться более дорогим продуктом по ряду объективных причин, и никакой производственной оптимизацией вопрос ее стоимости не решить.

— В таком случае стоит ли сегодня предприятиям развивать это направление бизнеса?

— Сегодня многие аграрии упускают целый ряд факторов, которые появились в течение последних двух лет и наглядно демонстрируют отличные перспективы развития отрасли мясного скотоводства. Первый из них — необходимость разделения технологических и производственных процессов, а также формирования отраслевых связей. В самой промышленной цепочке следует выделить производителя основного товара — молодняк, который одновременно является и потребителем главного средства производства, то есть коровы, производящей этот же молодняк. Другая тенденция — существование спроса на сырье мясного животноводства среди крупных игроков в производственной отраслевой кооперации. Таким образом, работать в этой отрасли выгодно, поскольку есть рынок сбыта в виде переработчиков, готовых оплачивать и выкупать полученный молодняк. Именно современные предприятия по производству мяса КРС и субпродуктов из него открывают для себя экспортные возможности, в чем государство им активно помогает, и новые рынки сбыта. Более того, внутренний растущий спрос на качественную говядину, в том числе как импортозамещающую продукцию, тоже показывает положительную динамику. Сейчас уже многие рестораны достаточно спокойно вводят в свое меню российскую говядину, которая конкурирует и вытесняет мясо из Аргентины, Бразилии, Уругвая и других стран. Однако большинство современных перерабатывающих заводов сегодня декларируют острую нехватку сырья для своих производств, то есть дефицит скота. Таким образом, для удовлетворения уже существующего спроса в условиях еще не освоенного в полной мере потенциала экспортной составляющей необходимо уже сегодня создавать эффективные и рентабельные предприятия по производству мясного КРС, при этом не изменяя внутреннюю потребительскую способность, потому как более доступная молочная говядина с прилавков не исчезнет. Одновременно с развитием этого направления будут осваиваться и использоваться сельхозземли, создаваться новые рабочие места, сформируется спрос на маточное поголовье и так далее. То есть будет наблюдаться синергетический эффект разных смежных отраслей для формирования насыщения спроса на сырье в отрасли мясного скотоводства.

— На ваш взгляд, каковы перспективы развития мясного направления животноводческой отрасли и сельского хозяйства в целом?

— Работа по развитию АПК сегодня активно продвигается. Так, Президент РФ поручил Правительству страны совместно с Торгово-промышленной палатой России и ведущими общественными объединениями предпринимателей подготовить план действий на 2017–2025 годы, в котором необходимо предусмотреть меры, обеспечивающие достижение не позднее 2019–2020 годов темпов роста экономики нашей страны, превышающих показатели развития мировой экономики. При этом должны быть учтены меры по улучшению делового климата, повышению результативности крупных инвестиционных проектов, наращиванию объемов несырьевого экспорта, развитию малого и среднего предпринимательства, увеличению эффективности государственной поддержки сельскохозяйственных отраслей. В этой связи поиск и формирование точек роста для экономик регионов является актуальной задачей. Для ее решения, а также социально-экономического развития АПК, ТПП РФ уже сформулированы и предлагаются к реализации различные национальные проекты: развитие мелиорации, льняного комплекса и другие, причем список постепенно расширяется.

Однако в существующих условиях ни одна отрасль сельского хозяйства не способна предложить быстрых и готовых решений. Тем не менее все преимущества развития мясного скотоводства, в отличие от молочной, птицеводческой, свиноводческой и зерновой отраслей, как парадигмы выхода из кризиса экономики страны достаточно очевидны. Именно это направление способно стать локомотивом для развития смежных отраслей: машиностроения, агрохимической, кожевенной, переработки и других. Поэтому крупный бизнес и центральная власть заинтересованы в создании предложенной союзом модели развития мясного скотоводства и готовы ее поддерживать, поскольку синергетический эффект предлагаемого проекта благоприятным образом отразится на сельском хозяйстве в целом, а также на жизни потребителей, сделав более доступной качественную говядину отечественного производства.

Подписаться на статьи

Наши новости
Cпециальные предложения
Cобытия и конференции

баннер на сайт 2

© 2013 Агробизнес. Ежедневное интернет-издание о новом поколении предпринимателей. Использование материалов Агробизнеса разрешено только с предварительного согласия правообладателей. Все права на картинки и тексты в разделе Новости принадлежат их авторам. Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет.