Agro_popup_1354х

Не яблоком единым: Тамара Решетникова, генеральный директор исследовательской компании «Технологии роста»

0 1787

Беседовал Константин Зорин

Промышленное садоводство за последние пять лет получило мощный стимул для роста в виде санкционной политики и крупных инвестиционных вложений, поддерживаемых государственными субсидиями. Агробизнес не склонен останавливаться после достижения успешных результатов и ищет новые направления развития.

Аналитики представляют позитивные прогнозы развития производства свежей плодово-ягодной продукции. За последние годы в России отмечается рост потреб­ления фруктов и ягод при одновременном сокращении импорта и увеличении внутреннего товарного производства. При этом стабильно растут инвестиции в отрасль и объем возмещений из бюджетов различных уровней. Сельхозпроизводители прилагают максимум усилий для достижения основных целей интенсификации садоводства, повышая конкурентность продукции. Но так ли гладко идут все эти процессы, и не угрожает ли аграриям отмена санкций? Как реагировать садоводам на требования потребительского спроса, и в каких направлениях развиваться? На эти и другие вопросы ответила Тамара Решетникова, генеральный директор исследовательской компании «Технологии роста».

— Расскажите о вашем предприятии: каков круг его деятельности и какая работа ведется в области плодоводства?

— Компания была создана в 2006 году с целью обеспечения аграрной отрасли качественными маркетинговыми исследованиями, которые помогали бы инвесторам и предприятиям находить нужную аналитику и прогнозирование. В первые годы мы сами были заняты поиском конкретных отраслей, где нам было бы увлекательно работать с точки зрения инновационности и коммерческого интереса. Так, в 2007 году мы начали вплотную заниматься тепличной отраслью, а несколько позже — открытым грунтом, садоводством и другими смежными отраслями. По сути, мы стали одними из первых в России, кто стал делать серьезную маркетинговую аналитику в секторе защищенного грунта. Последние пять лет наша компания занимается исследованиями в области плодоводства. Толчок к этому дало введение эмбарго и последовавшее за ним бурное развитие интенсивного садоводства в России.

— Насколько отличается маркетинговая информация в разных регионах? Имеет ли смысл аграрию заказывать исследование по всей России?

— В городах Москве, Санкт-Петербурге и Краснодаре, например, ситуация будет кардинально отличаться от других регионов. Кроме того, отсутствует смысл делать исследование по всей России для сада площадью 50 га. В первую очередь, рынок должен рассматриваться с точки зрения логистики и сбыта. Сегодня при наличии денежных средств для инвестиций можно вырастить любую культуру и получить хороший урожай, но на первый план выходит вопрос, где и в каких объемах организовать сбыт. Для этого уже важно понимать, какой ассортимент возделывать, какое должно быть гибридное и сортовое разнообразие. В нашей стране, к примеру, существуют замечательные отечественные вкусные сорта яблок, но их коммерческое культивирование в больших масштабах ограничивает низкая урожайность и короткий период лежкости плодов. Товарное производство должно ориентироваться на баланс потребительского спроса и предложения на рынке. Мы как раз и пытаемся помогать инвесторам разобраться в этой ситуации и пояснить, что сейчас происходит на рынке, каков объем и особенности спроса в отдельном регионе, стоит ли использовать упаковку, по каким ценам можно будет поставлять выращенную продукцию на реализацию и куда, какие сорта характеризуются высокой конкурентоспособностью.

Возьмем для примера Айдаред — высокоурожайный и экономичный для производства сорт яблок. Еще пять лет назад в России они выращивались в маленьких объемах и поступали в огромных количествах из Польши. Затем данная страна стала для нас закрытой в направлении ввоза продукции, и этих плодов стало меньше, поэтому новые сады интенсивного типа на Кубани и Северном Кавказе решили сконцентрироваться на таком сорте. Сегодня Айдаред уже перешел в сектор бюджетного товара, так как его стало слишком много, хотя существуют другие сорта яблок, которые интересны покупателям и могут продаваться гораздо дороже.

— Можно ли доверять только одному источнику статистической информации и делать на этом определенные выводы?

— То, что происходит на каждом конкретном региональном рынке в определенном сегменте, может принципиально отличаться от цифр Министерства сельского хозяйства РФ или Росстата. Приведу простой пример. Предположим, в окрестностях города Москвы функционирует 10–12 тепличных хозяйств разной мощности и оснащенности. Согласно официальной статистике, в этом году они произведут около 90 тыс. т овощей, а в самом городе — еще порядка 20 тыс. т. В общей сложности данного объема крайне мало для потребностей мегаполиса. Совершенно очевидна дефицитность рынка, но эти цифры не означают, что жители голодают. Напротив, московский рынок — максимально конкурентный по фруктам и овощам, обладает самым богатым предложением и широким ассортиментом в любое время года. Он складывается не только из местного производства — большую часть поставок составляет зарубежный и межрегиональный импорт, причем в сегменте яблок московский рынок фактически полностью зависим от продукции из других регионов и из-за рубежа. Таким образом, реальные цифры можно получить только с помощью всей совокупности источников, и в этом случае значимую роль играют данные полевых работ. В обязательном порядке должны быть исследованы крупные торговые сети на предмет того, что они предлагают, какие сорта и по какой цене, кто поставщик и так далее. Очень важна информация, получаемая от самих производителей. Сравнивая встречные данные и производя расчеты, мы можем получить более объективную картину рынка.

— Каковы современные тенденции среднедушевого потребления фруктов и ягод в России и мире? Какие плоды больше всего съедаются в нашей стране? Каким образом меняются вкусы покупателей на внутреннем рынке?

— Безусловно, нельзя мировые тенденции полностью переложить на Россию. У нас много своей специфики, и неверно будет говорить о том, что мы должны потреблять столько же апельсинов, сколько в США. В РФ существуют свои традиционные культуры, и яблоко является среди них самым популярным. По нашим оценкам, на данный плод приходится 35% от всего объема съедаемых в России в свежем виде фруктов. В этом случае большую роль играет демократичность и доступность яблок за счет хорошей лежкости и распространения в садовых хозяйствах практически во всех регионах, кроме вечной мерзлоты. Наши граждане с малых лет привыкают к наличию в рационе этого плода, являющегося менее аллергенным по сравнению с апельсинами.

Сейчас четко прослеживается тенденция потребления фруктов в свежем виде жителями мегаполисов. В сельской же местности граждане в основном рассчитывают на свои силы и запасы, перерабатывая плоды, полученные в личных хозяйствах. Зимой объем использования в рационе свежих яблок на селе значительно падает, в отличие от крупных городов, где данный показатель мало изменяется по сезонам. Жители мегаполисов уже перешли на ежегодное потребление практически всех видов фруктов в натуральном виде. Вопрос остается только в цене и культуре их применения — например, традиционное питание коренного населения Якутии не включает свежих фруктов. В будущем круглогодичное потребление плодов в России будет увеличиваться, ведь по этому показателю мы значительно отстаем от развитых стран. Важным фактором в этом направлении является то, что отечественный производитель готов предоставить потребителю необходимый объем продукции в любое время года.

— Как российские аграрии реагируют на изменения рынка?

— Фактически рост отраслей овощеводства закрытого грунта и садоводства является откликом бизнеса на потребности рынка. Если в стране до 2014 года основная часть свежих плодов и овощей импортировалась, то после санкций сразу стало понятно, что на самом деле важно. Так для российского агробизнеса открылись большие и перспективные ниши. Несмотря на рост производства, во фруктово-ягодной отрасли еще много продуктов, ожидающих импортозамещения. Например, в 2018 году в Россию было поставлено более 1,1 млн т семечковых в свежем виде, большинство из которых приходилось на яблоки — 845 тыс. т. При этом такой объем можно без помех выращивать в садах современного типа в нашей стране, ведь мы ввозим яблоки не особенных сортов. Данный сегмент можно полностью закрыть отечественной продукцией за исключением 10–15%, которые будут приходиться на экзотику или новые сорта. Полностью отгораживаться от импорта бессмысленно, наоборот, наш производитель будет выигрывать от здоровой конкуренции. С грушами ситуация обстоит немного труднее по причине более сложной технологии выращивания и селекции, и пока наши аграрии этой культурой в массовом порядке не занимаются. При этом в 2018 году в Россию было поставлено более 300 тыс. т груши — хороший сегмент, который можно заполнить. Помимо этого импорт косточковых культур также оказывается гораздо больше, чем внутреннее производство в традиционных садах — в нашей стране практически отсутствуют насаждения интенсивного типа для выращивания таких плодов. В этом сегменте все находится в руках производителя, ведь нашим аграриям вполне по силам освоить данное направление.

— Каковы прогнозы для российского садоводства?

— Их можно назвать позитивными. Закрыв рынки, государство дало мощный стимул инвесторам для вложения средств в этот бизнес. Конечно, необходимо понимать, что преимущество для бизнеса не всегда будет таковым для потребителя. Сейчас во второй половине осени мы видим большое количество предлагаемых на рынке яблок отечественного производства точно таких же сортов, какие ранее ввозились из Польши. В 2014–2015 годах такого разнообразия еще не было, однако по сравнению с тем периодом потребительские цены увеличились на 40–80%. Безусловно, государство по-прежнему помогает сельхозпроизводителям, занятым в плодоводческой отрасли, несравненно больше, чем в досанкционный период. В результате за эти годы данное направление фактически полностью изменило свою структуру. Положительное развитие этого сегмента связывается с необходимым увеличением площадей плодохранилищ, что позволит сократить импорт яблок в зимне-весенний период.

— Какие основные риски могут нарушить позитивный прогноз для российского садоводства?

— Можно выделить несколько причин. Прежде всего, производители и инвесторы опасным фактором считают резкое снятие эмбарго и открытие границ для импорта продуктов-аналогов. Их волнение понятно, хотя с момента введения санкций прошло уже достаточно много времени, и отрасль должна была стабилизироваться. Сейчас стоимость отечественного яблока выше, чем произведенного в Европе, при этом потребителю безразлично, где оно было выращено, — при условии идентичности сорта и внешних признаков он опирается, прежде всего, на стоимость. Из этого вытекает другой важный фактор — доходы населения и потребительский спрос. К сожалению, я не разделяю оптимизма некоторых отчетов Росстата, который недавно заявил о резком росте экономики в III квартале и увеличении доходов населения. При этом необходимо понимать отсутствие прямой корреляции между уменьшением реальных среднедушевых доходов, которое происходит много лет подряд у 90% жителей, и объемом потребления и спроса на отдельные виды товаров. Наши исследовательские работы показали, что в сегменте свежей и ультрафреш-продукции реальное снижение спроса на фрукты и овощи в натуральных показателях в период межсезонья почти не отмечалось. Во многих регионах, наоборот, фиксировался рост потребления при уменьшении среднедушевых доходов. Первая причина такого процесса кроется в урбанизации населения, вторая — в широком распространении приверженности о здоровому образу жизни и сбалансированному питанию. По поводу последней тенденции существуют противоположные мнения, но такое воздействие реально отмечается. Так, при снижении доходов многие потребители все равно предпочитают сократить другие расходы, но обеспечивать себя и свою семью свежими овощами и фруктами круглогодично. Необходимо также отметить фактор доступности продукции в плане предложения. Сегодня в крупных городах всегда есть выбор из нескольких сортов одной культуры в течение всего года.

— Существует ли опасность отмены господдержки отрасли?

— Реальность официально заявленной помощи также является риском для этого сегмента, ведь непонятно, насколько она будет доступной для потенциальных инвесторов. Пока данные средства в основном получают крупные холдинги, а не мелкие фермерские хозяйства. Для них механизм поддержки пока сложен и низко доступен. В развитых странах производство свежей плодово-ягодной продукции нередко базируется именно на небольших предприятиях, и на таком фоне заметен явный перекос в России. В любом случае прекращение государственной помощи сильно понизит объем инвестиций в плодоводство, но пока такие решения не предполагаются.

Еще один фактор, о котором нельзя не упомянуть, — селекция. На высоком уровне была обозначена необходимость развития отечественной науки, однако данные процессы являются очень долгосрочными, поскольку для создания нового сорта требуется много лет. После развала СССР селекционная наука в России пришла в упадок, а в отдельных сегментах она просто перестала существовать. В результате зарубежные разработки стали основой для новых российских садов интенсивного типа, и сегодня мы фактически полностью зависим от итальянских и польских питомников. При этом собственные селекционные центры вполне эффективно могут развиваться на Северном Кавказе, идентичном по климату Италии, но для этого потребуются время и деньги. В 2019 году отмечалось увеличение более прицельных инвестиций в направлении селекции и питомников, но ожидать в ближайшие годы выведения в России сортов, сопоставимых с зарубежными лучшими образцами, не приходится. В любом случае восстанавливать селекционную науку необходимо, и именно данная отрасль нуждается в серьезной государственной поддержке.

Последний фактор, на который обращается все большее внимание, — рост внутренней конкуренции, особенно выраженной в сезон сбора урожая из-за нехватки плодохранилищ. Ее острота может быть снижена при наличии у аграриев возможностей закладывать на хранение большее количество продукции.

— Какие направления в садоводческой отрасли видятся вам наиболее перспективными с точки зрения рыночного спроса и инвестиций?

— Прежде всего, необходимо строительство плодохранилищ для собственной продукции. Помимо этого, выгодны вложения в посадку и выращивание тех сортов плодовых культур, которые еще представлены на рынке незначительно. Альтернативой яблоку может стать груша, которая в России в интенсивных садах практически не возделывается. Значительным потенциалом обладает сектор косточковых и орехоплодных культур, которых у нас еще очень мало, однако последние отличаются более длительным периодом до начала плодоношения по сравнению с яблоком. В то же время производство орехов — очень интересное и маржинальное направление, которое с успехом можно осваивать на юге России. Более оборачиваемым бизнесом может стать выращивание ягод, быстрее всех остальных культур входящих в стадию плодоношения. В последние 2–3 года на данном рынке отмечается заметное оживление, однако пока основная часть продукции является импортной. При этом существующая ягодная селекция, укрытия для открытого грунта и возведение теплиц позволяют получать различные по срокам урожаи, что считается значительным конкурентным преимуществом. Кроме того, переработка плодово-ягодной продукции для обеспечения нужд молочной и пищевой промышленности может стать серьезным источником дохода. Направлений для развития в плодоводстве предостаточно, и, хотя процесс импортозамещения дал серьезный толчок отрасли, еще сотни тысяч тонн продукции могут успешно выращиваться на российской земле.

Подписаться на статьи

Наши новости
Cпециальные предложения
Cобытия и конференции

Баннер_400х400_на_сайт_Page_2
Яндекс.Метрика

© 2013 Агробизнес. Ежедневное интернет-издание о новом поколении предпринимателей. Использование материалов Агробизнеса разрешено только с предварительного согласия правообладателей. Все права на картинки и тексты в разделе Новости принадлежат их авторам. Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет.